ПЕРВЫЙ ДОПРОС фельдмаршала ПАУЛЮСА.

  • Легендарный командарм
  • Две даты
  • Помнить всех поимённо
  • Они отстояли Сталинград
  • Первый допрос фельдмаршала ПАУЛЮСА
  • Стр.1 / Стр.2 / Стр.3 /  Стр.4 / Стр.5 / Стр.6 / Стр.7 / Стр.8 / Стр.9 / Стр.10 / Стр.11 /
  • Как быстро летит, как интересно идёт жизнь - (Несколько дней из жизни «бабушки-поисковика»).

  • ПЕРВЫЙ ДОПРОС фельдмаршала ПАУЛЮСА - Стр.4

    5. 102-я ИАД ПВО ТС – ФЁДОРОВ Фёдор Фёдорович 1920 г. р.; старший лейтенант, заместитель командира авиаэскадрильи 629-го ИАП 102-й ИАД ПВО ТС.

    6. 102-я ИАД ПВО ТС – ЕВСЕЕВ Евгений Архипович 1919 г. р.; лейтенант, пилот 629-го ИАП 102-й ИАД ПВО ТС.

    Указ Президиума Верховного Совета СССР 14 февраля 1943 года:

    7. 102-я ИАД ПВО ТС – КОЗЛОВ Николай Александрович 1917 г. р.; капитан, командир авиаэскадрильи 788-го ИАП 102-й ИАД ПВО ТС.

    Маршал Советского Союза Василий Иванович ЧУЙКОВ

    (12.02.1900 г. – 18.03.1982 г.).

    За Сталинград генерал - лейтенант В. И. Чуйков был награждён орденом Суворова 1-й степени.

    За успешное выполнение боевых операций в дни Сталинградской битвы 62-я армия в мае 1943 года была преобразована в 8-ю гвардейскую. Василий Иванович Чуйков в начале марта 1942 года возвращается в Москву, отчитывается о своих делах в Китае, и просится на фронт. В мае Чуйков получает предписание на должность заместителя командующего армией. Он направляется в резервную армию, дислоцирующуюся в районе Тулы, и до июля занимается боевой подготовкой. Командующий армией ещё не был назначен, и генерал-лейтенант  Чуйков одновременно исполняет обязанности командующего и заместителя. В начале июля 1942 года пришёл приказ ставки о переименовании резервной армии в 64-ю и передислокации её на Дон. Войска 64-й армии, погрузившись в эшелоны, направляются в район сосредоточения. 16 июля 1942 года Чуйков прибывает в штаб Сталинградского фронта. Дивизии и армейские части ещё только выгружались из эшелонов и шли на Запад не боевыми колоннами, а в том порядке, как они следовали по железной дороге. Части некоторых дивизий уже подходили к Дону, в то время как другие части этих же дивизий были на берегу Волги, а то и в вагонах. Тыловые же подразделения армии, и армейские запасы находились в районе Тулы и ждали погрузки в железнодорожные вагоны. Войска 64-й армии нужно было не только собрать после выгрузки из эшелонов, но и переправить через Дон. По этой причине 64-я армия не смогла с ходу занять линию обороны, указанную в директиве штаба фронта от 17 июля 1942 года. Но в этот же день, 17 июля, передовые отряды 62-й и 64-й армий вошли в соприкосновение с противником. Началась Сталинградская битва. Позже В. И. ЧУЙКОВ напишет: «64-я армия формировалась заново, как резервная. Очень многие её бойцы и командиры впервые участвовали в боях. В донских степях они приняли боевое крещение. Они познали тяжести и горечь отступления, но они не дрогнули, первые неудачи не подорвали в них веру в свои силы. Они отступали, но отступали с боями, сдерживая натиск врага, о силе которого они порой не имели представления. Нельзя требовать невозможного. Превосходство противника было велико, остановить его наступление теми силами, которыми тогда располагала 64-я армия, было трудно. Но бойцы и командиры 64-й армии задержали наступление, сорвали намерения гитлеровского командования окружить и уничтожить наши силы на правом берегу Дона…». В разгар этих боёв в штаб армии прибыл генерал - майор М. С. Шумилов. С 28 июля 1942 года 64-я армия передавалась под его командование.  

    По воспоминаниям Чуйкова, они быстро нашли общий язык, работали дружно, слаженно, проявляя постоянную заботу друг о друге. Такие отношения сохранились до конца пребывания Василия Ивановича Чуйкова в 64-й армии. «За несколько дней до прибытия его (Шумилова – Д. В.) в штаб немецкие войска прорвали оборону 51-й армии, создав тем самым тяжёлую обстановку также и для 64-й армии, так как выходили на её левый фланг и коммуникации. Шумилов взглянул на карту – бросалось в глаза отсутствие каких-либо естественных преград, если не считать степных пересохших речек да многочисленных балок, избороздивших пространство между Волгой и Доном. Что же делать? Как преградить бронетанковым полчищам путь на Сталинград? У Шумилова созревает решение создать отдельную оперативную группу войск и с её помощью нанести контрудар по противнику. Командующему удалось провести 9 августа сильный контрудар по частям 14-й танковой и 29-й механизированной дивизий у разъезда 74-й километр, хорошо его организовать. А это было непросто, так как обстановка торопила и ждать нужного сосредоточения сил и создания определённого превосходства в решающем месте было трудно. Однако Михаил Степанович выстоял, проявив выдержку, расчётливость, понимание обстановки. Потери противника в итоге контрудара оказались значительными. 4-я танковая армия в самое горячее время в течение 10 суток вынуждена была стоять на месте. Неприятель должен был подтянуть главные силы, дождаться прибытия двух новых дивизий из 6-й армии Паулюса, перегруппироваться, накопить горючее и снаряды, отремонтировать танки. Этим поражением расчёт Гитлера на молниеносный захват Сталинграда с ходу силами 4-й танковой армии с юго-запада был раз и навсегда сорван, и в дальнейшем она была вынуждена безуспешно топтаться на подступах к Сталинграду то с юга, то с юго-запада, то с запада. Потом в жестоких многодневных боях с 17 по 26 августа советские войска отразили очень сильные и опасные удары 4-й танковой армии, действовавшей совместно с 4-м воздушным флотом, при попытке Гота прорвать фронт 57-й армии ударом через высоты у Красноармейска и затем встык 64-й и 57-й армий в районе Тингутинского лесничества, станции Тундутово, Тингута. Однако за эти дни были введены созданные командармом резервы 64-й армии (29-я, 138-я сд, 154-я морская сб). Они вступили в упорные бои на своём заблаговременно занятом рубеже. Шумилов хорошо организовал бой, взаимодействие в нём родов войск, твёрдо держал управление в своих руках. Ни при каких условиях не знал растерянности. Его доклады об обстановке в ходе битвы всегда были исчерпывающе полны и объективны, а смелые, чёткие решения были всесторонне продуманы и говорили о высокой оперативной культуре… 29 августа рано утром вражеская авиация и артиллерия нанесли удары по позициям 126-й стрелковой дивизии, занимавшей район села и станции Абганерово. В атаку пошли 250 танков с пехотой на броне. Наши мужественные воины мощным артиллерийским, миномётным и пулемётным  огнём остановили наступление врага, нанеся ему ощутимые потери. Через три часа последовала авиационная и артиллерийская подготовка, снова лавина танков устремилась на позиции 126-й стрелковой дивизии. Часть танков вырвалась на передний край обороны, стала «утюжить» окопы и блиндажи. Остальные машины достигли наших артиллерийских позиций. Но и на этот раз бойцы дивизии не пропустили врага. После третьей атаки противника в дивизии осталась половина личного состава, но воины продолжали сражаться и только по приказу армии начали отход. Несмотря на мужество и героизм наших воинов, под натиском численно превосходящего противника по приказу фронта армия вынуждена была отойти на последний оборонительный рубеж: на высоты западнее южной части города. Началось упорное оборонительное сражение. Противник почти ежедневно с разных направлений  и по несколько раз в день после мощной авиационной и артиллерийской подготовки двумя-тремя дивизиями с танками атаковал войска армии. Воины 64-й успешно отбивали все атаки противника, нанося ему большие потери в живой силе и технике. Оборона армии не была пассивной. Шумилов организовал частные наступательные операции, отвлекая на эти направления дополнительные средства и силы противника, облегчая положение соседней 62-й армии, сражавшейся в центре города. Вот одна из таких операций. На фронте 64-й армии к началу организации частной наступательной операции было более или менее спокойно, если не считать небольших атак противника. Враг продолжал непрерывные атаки против 62-й армии. В состав 64-й армии был в это время введён вновь прибывший 7-й стрелковый корпус генерал-майора С. Г. Горячева в составе трёх бригад. Чтобы ослабить натиск фашистов в центре города, командующий фронтом поставил перед Шумиловым задачу: к 25 октября подготовить операцию с участием двух стрелковых дивизий, 7-го стрелкового корпуса со средствами усиления из района Купоросное, Зелёная Поляна. 25 октября после артиллерийской подготовки войска армии пошли в атаку. Противник в свою очередь открыл арт-огонь по наступающим войскам, а через 30-40 минут появилась и вражеская авиация, которая господствовала в воздухе. Наступление продолжалось. Части 7-го стрелкового корпуса и 422-й стрелковой дивизии ворвались в первые и вторые траншеи противника. Через два часа после начала наступления противник поднял в воздух новые группы самолётов и под их прикрытием бросил в контратаку пехоту с танками. Шумилов находился на наблюдательном пункте на высотах западнее пригорода Бекетовка, всё видел и опасался, как бы части корпуса не дрогнули. Но генерал Горячев своевременно открыл артиллерийский огонь по развёртывавшимся фашистским танкам, и корпус отбил вражескую контратаку. После этого снова заговорила советская артиллерия. 15 минут длился основной налёт, вслед за которым поднялась в атаку пехота в сопровождении танков. Войска продвинулись в этот день на 1-1,5 км. В ходе боёв, которые длились с 25 октября по 3 ноября, войска армии на правом фланге продвинулись на 4-5 км. Им не удалось соединиться с войсками 62-й армии, но задача оттянуть на себя дополнительные силы и средства противника была выполнена. Это имело большое значение: в центре Сталинграда атаки немцев ослабли. Выполнена была и другая задача – авиация противника уделила всё внимание наступлению войск 64-й армии и почти не летала  в полосах 57-й и 51-й армий, а там шло сосредоточение резервов, на правом и левом берегах Волги шла переправа войск. После 6-7 дней непрерывных боёв в районе Купоросное, Зелёная Поляна враг был измотан, прекратил контратаки и перешёл к обороне на всём фронте перед 64-й армией. Войска 64-й армии, понеся значительные потери, прекратили дальнейшее наступление, и перешли к обороне. Этот рубеж воины 64-й не сдали до конца битвы за Сталинград».   

    (Учитель и командир. С. 10, 15-18).

    Но вернёмся к началу августа 1942 года. «2 августа Чуйкову был поручен участок обороны на реке Аксай. Прибыв на место, он собрал отступившие туда войска: две потерявшие половину личного состава дивизии, одну бригаду морской пехоты с полком «катюш» и один полк кавалерии. Позже эта группа войск стала называться «южной». Вскоре к ним присоединились отходящие из района Цимлянская – Котельниково ещё три дивизии и два полка «катюш». Переправив пехоту через Аксай, противник начал готовить мосты для танков, чтобы с утра ринуться вперёд. Но этому плану было не суждено осуществиться. Именно ночью, перед рассветом, пока ещё не успела подняться в воздух вражеская авиация, южная группа по приказу Чуйкова перешла в наступление и отбросила фашистскую пехоту за реку, сорвав строительство мостов и переправу танков. На другой день повторилось то же самое. На третий, ощутив, что войска начинают приобретать веру в свои силы, Чуйков предпринял преследование. Было захвачено около сотни пленных, восемь орудий, много винтовок, пулемётов. То были ПЕРВЫЕ ПЛЕННЫЕ и ПЕРВЫЕ ТРОФЕИ в начале оборонительных боёв за Сталинград».

    (Автор-составитель Т. Д. Кузьмина. Командарм-62. Издатель. Волгоград. 2002. С. 31).

    «Вообще, Чуйков в последние годы рассказывать о войне и о себе не любил… Сила, и удаль были частью его натуры. В нём навсегда оставался жить мальчишка - победитель кулачных боёв из Серебряных Прудов. Из тех же «охотничьих» рассказов.… Вся армия наступает – одна дивизия как в землю вросла. Не идут в атаку, и всё тут! Приехали на КП, огонь действительно страшный. Чуйков и Фёдор (младший брат - ординарец), как всегда в комбинезонах, знаков различия не видно. Влетели в блиндаж, Чуйков комдиву без разговоров – в лоб! Но у того охрана была; один парень – гора, под два метра ростом, так двинул Чуйкову, что тот с катушек долой. Фёдор хватает автомат, а на них уже стволов пять смотрят. Чем бы это кончилось – один бог знает, но у Чуйкова при падении комбинезон распахнулся, стали видны погоны. Узнали его, оружие отпустили, Чуйков с одного удара послал того богатыря в нокаут. Постоял, посверкивая одним глазом (другой уже стала затягивать опухоль цвета сливы), полез в карман (все похолодели) и вытащил портсигар.

    -----------------------------------------------------------
    Автоэксперт в Москве; Рассказы, сказки; Попутная доставка грузов; Долг против отчислений; Хостинг от 1 евро цента в день; Циничные статьи;