МУЖЧИНЫ или «НАШ БОСОНОГИЙ ГАРНИЗОН»

Часть 1 / Часть 2 / Часть 3 /

Рассказ четвёртый

Памяти нашего земляка, писателя

Виктора Николаевича Дроботова

И участника «Босоногого гарнизона»

Максима Фёдоровича Церковникова

На землю Родины ступил сытый, всесторонне подготовленный к войне враг. Приведу выдержку из «Памятки немецкому солдату»: «… У тебя нет сердца и нервов, на войне они не нужны. Уничтожь в себе жалость и сострадание, убивай всякого русского, не останавливайся, если перед тобой старик или женщина, девочка или мальчик. … Ни одна мировая сила не устоит перед германским напором. Мы поставим на колени весь мир. Германец – абсолютный хозяин мира. Ты будешь решать судьбы Англии, России, Америки… Завтра перед тобой на коленях будет стоять весь мир».

В Ляпичевской школе Калачёвского района Волгоградской области есть стенд о «Босоногом гарнизоне». На нём простые, проникновенные слова:

Я не забуду никогда вовеки!

Я видел: плакали, как дети, реки

И в ярости рыдала мать-земля.

Своими видел я глазами,

Как солнце скорбное, омытое слезами,

Сквозь тучу вышло на поля,

В последний раз детей поцеловало.

В последний раз…

Много документов собрала я в своём архиве о трагедии, произошедшей в донской степи. Есть ксерокопии документов из Волгограда и Москвы, из архива ФСБ, ГАВО, ЦДНИВО. Есть и рассказы свидетелей этой трагедии, знакома и с четырьмя героями событий, тогда юными партизанами. 4 ноября 1942 года в хуторе Аверин немцы, придравшись к тому, что у одного офицера были украдены сигареты, обвинили мальчиков хутора в воровстве из амбара сигарет, пряников и некоторых других вещей… предприняли облаву на мальчиков хутора. Они врывались в хаты, силой брали мальчиков и избивали их палками, нагайками, резиной и ногами… Мальчики после истязаний были в крови, с опухшими и окровавленными лицами и все в синяках. Немцы с 4 по 7 ноября врывались в автомашину по несколько раз в день, снова и снова избивая детей, грозили им расстрелом и виселицей. Акт от 20 июня 1943 года: «… их допрашивали в немецкой комендатуре, пытали, били палками, скрученным телефонным проводом. Возили по хутору и перед дворами, где живут родители арестованных мальчиков, и в присутствии матерей и отцов подвергали истязаниям. 7 ноября в 2 часа дня по приказу немецкого офицера 10 мальчиков… немецко-фашистские захватчики посадили в крытую машину, отвезли к силосной яме около хутора Аверин и по очереди в два приёма по 5 человек расстреляли.… Остальных из 17 арестованных, в количестве 7 человек в возрасте от 7-8 лет, немецко-фашистские звери отпустили по домам, избитых, окровавленных, долго болевших после пыток. Среди них были: 1. Силкин Пётр – 8 лет. 2. Силкин Фёдор – 12 лет. 3. Семеонов Антон. 4.  Церковников   Максим – 10 лет. 5. Жирков Филипп – 13 лет. 6. Ребриков Григорий – 11 лет. 7. Сафонов Сергей – 10 лет. Ввиду изложенного виновными и ответственными за описанное злодеяние комиссия считает командование воинских частей генерала Паулюса. Руководили расправой над детьми комендант обер-лейтенант Фридрих Гук и унтер-офицер Асмус (ГА РФ. Ф. 7021. Оп. 45.Д. 11. Л. 29, 29 об.)

Оперативные сводки периода Сталинградской битвы сохранили фамилии погибших детей: «Расстреляны:

1.   Егоров Василий Василевич – 1929г.р.

2. Егоров Николай Васильевич – 1930 г.р.

3. Горин Василий Данилович – 1928 г.р.

4. Тимонин Аксютий Филиппович – 1927 г.р.

5. Тимонин Тимофей Филиппович – 1930 г.р.

6. Манжин Семён Платонович – 1932 г.р.

7. Назаркин Никифор Андреевич – 1929 г.р.

8. Головлёв Константин Васильевич – 1927 г.р.

9. Сафонов Емельян Иванович – 1930 г.р.

10. Махонин Иван Михайлович – 1931 г.р.

Трупы расстрелянных бросили в силосную яму».

В следующей оперсводке 1942 года читаем: «хутор Аверин Ляпичевского сельсовета Калачёвского района, где при немцах был староста Головлёв без левой руки, ранее в колхозе пас скот. В хут. Аверин немцами было арестовано 17 подростков от 8 до 15 лет возраста по подозрению в краже у немцев папирос и посылок, которые содержались под стражей ночью, а днем выводились на улицу и публично избивались плетьми. Продержав их под арестом четверо суток совершенно без питания и воды, из них 7 человек было отпущено, а 10 человек зверски были расстреляны. Находясь в Аверине, немцы забирали колхозный скот с пастбища из стада. Вели пропаганду, что русской армии капут. Взят Сталинград, Саратов, Астрахань, Красной Армии уже нет. Немецкие войска уже на Урале, и у населения являлось недоверие к непобедимости Красной Армии. Много было случаев прислуживания немцам со  стороны населения в смысле доставки им продовольствия» (ГУ ЦДНИВО. Ф. 13022. Оп. 1. Д. 15. П. 81).

Много о чём могут рассказать документы в архивах, но, самое главное, они могут подтвердить рассказы героев тех событий и свидетелей трагедии. Когда мы с 15-летней внучкой Настей были летом 2005 года в гостях у Силичевой Прасковьи Ивановны (1929 г.р.)  и слушали её рассказ, то иногда думалось: «А правда ли это было?» Она просто рассказывала, как росла в хут. Аверин, была там же в эвакуации. С ребятами отряда Аксёна ходила на работу, собирал их полицейский Виктор. Она училась до войны с некоторыми из этих ребят и неплохо их знала. Она рассказывала, что видела с крыши мазанки-кухонки. «далековато, но мне видно, как выводят к силосной яме пятёрку ребят. Один что-то кричит. Вижу и слышу – автоматы «жик, жик», как от залпа упали 5 мальчиков. Я кубарем упала с крыши от ужаса и испуга. Я хоть и маленькая была тогда, но все видела своими глазами. Только не знаю, первая пятёрка или вторая. Больше я, конечно же, не могла смотреть, так сильно испугалась»…

… Прасковья Ивановна рассказывала, как немцы убивали людей: привязывали человека за руки и за ноги к наклонённым ветвям двух рядом растущих деревьев, а потом отпускали ветки. Ей трудно это вспоминать, и она говорит нам: «Сейчас выпью лекарство». Успокоившись, рассказывает, что переводчик (он жил в их доме) после расстрела детей вернулся домой и сказал, что немцы звали «песенных» стариков, которые «предавали земле расстрелянных детей»…

… в протоколе опроса свидетеля Жогина Антона Григорьевича, жителя хутора Аверин, составленном 20 июня 1943 года: «7 ноября в 2 часа дня немцы повезли детей к силосной яме. Меня и еще 4 стариков: Семёнова Григория Петровича, Болдарева Устина Акимовича, Лагутина Игната Мартыновича, Силкина Миная Ивановича (его внук был среди арестованных ребят. – Д.В.) – немецкий переводчик вызвал к силосной башне и приказал подождать за зданием молочной фермы. Мы услышали 2 залпа и догадались, что ребят расстреляли по 5 человек. Как только выстрелы кончились, нас пригласили к силосной яме, где мы увидели 10 мальчиков, расстрелянных немцами. Нам предложили кинуть в яму по 5 лопат земли и затем отпустили домой. После этого немцы послали к силосной яме русских военнопленных для закапывания трупов расстрелянных» (ГА РФ. Ф. 7021. Оп. 45. Д. 11. Л. 31, 31 об., 32).

Мать расстрелянного Васи Горина свидетельствует: «Утром 7 ноября 1942 года на улицу хутора въехала автомашина с арестованными детьми, еле живыми от избиения, их били немцы. Недалеко от моего дома встала машина, из неё вытащили моего сына Васю и Костю Головлёва и стали бить в три плети из телефонного провода, били до тех пор, пока не потеряли сознание. Я видела, как были связаны шпагатами братья Тимонины. Перед расстрелом немцы всех мальчиков раздели, оставили в одних рубашонках (ГА РФ. Ф. Оп. 45. Д. 11. Л. 31 об., 32). Мальчиков  возрасте от 7-8 лет офицер отпустил, приказав кланяться в ноги коменданту за то, что он спас им жизнь».

Мама братьев Егоровых говорит, что «…их страшно били. К силосной яме, где их расстреляли, меня как мать не допустили, все было оцеплено немецкими солдатами. После расстрела немецкие звери не дали похоронить моих двух детей. Я думала и надеялась, что хоть избитых, искалеченных вернут немцы нам детей…» (ГА РФ. Ф. 7021. Оп. 45. Д. 11. Л. 31 об., 32).

В машине истязаний-пыток с 17 ребятами было трое родителей: отец братьев Тимониных и мамы Кости Головлёва и Емельяна Сафонова. Дарья Иванова и сейчас, через много лет после трагедии, чувствует, «как прижался её Костик к ней – был он в одной рубашонке. Всю свою нежность и ласку материнскую желала тогда отдать своему сыну, …но ничего не спасло его. Вырвали Костю из моих рук и расстреляли. Потом, когда наши войска освободили родную землю, я вместе с хуторянами разгребла землю, раскопала и вынесла из ямы своего сына», - читаем мы рассказ матери о сыне в газете. А вот маму Васи Горина, точнее его неродная мама, не смогла сама лезть в яму и откапывать сына. У неё просто не хватило сил от горя, и она попросила маму Прасковьи Ивановны Силичевой: «Ты, Федора, сильнее – помоги мне». И мама Силичева вынесла Васю Горина из силосной ямы. Ребята погибли 7 ноября 1942 года, а вскоре их хутора освободила Красная Армия. В апреле 1943 года останки детей были отрыты и изъяты из силосной ямы, уложены в гробы и в воскресенье, 11 апреля, были похоронены во дворе средней школы в центре хутора Ляпичева.

Рассказывает Прасковья Ивановна Силичева: «Те матери, чьи дети погибли, просили других взрослых помочь им. Моя мама на просьбу мамы Васи Горина ответила просто: «ладно, Мотя». Мама была крепкая, сильная и легко вынесла Васю из ямы. И хотя Вася был её неродной сын, горе её сломило. Вокруг силосной ямы поставили ребят 1926 года рождения, но брата Кости Головлёва Фаттея из этой траурной цепочки вывели, пожалев паренька и сочувствуя его горю. Это было страшное зрелище. В морозной земле трупы сохранились. Вероятно, от тепла стали оттаивать и стали видна кровь, побои. Каждый узнавал своего. Детей стали переодевать в новую одежду. На всех надели крестики. Когда крестик стали надевать Васе Горину, пошла на груди кровь. Стали укладывать каждого в красные гробы, и оказалось, что для Аксёна Тимонина, Кости Головлёва, Васи Егорова задние доски у гробов необходимо отбивать. Гробы, уложив на телеги, повезли на лошадях по донской степи. Возможно, кто-то сообщил немцам, потому что все время летала немецкая «рама», опускаясь низко, но не стреляли. Возможно, пугали людей. Я сама испугалась всего: и самолёта, и горя и ушла домой». На могиле детей поставили деревянный памятник со звездой и надписью: «Здесь захоронены замученные и расстрелянные пионеры, и школьники немецко-фашистсикми захватчиками 7 ноября 1942 года:

Аксён Тимонин,

Тимофей Тимонин,

Василий Егоров,

Семён Манжин,

Константин Головлёв,

Никифор Назаркин,

Емельян Сафонов,

Василий Горин и

Иван Махин».

… Зачем я ищу по архивам, музеям городов Волгограда, Калача-на-Дону и переписываюсь с городом Москвой по теме детей, расстрелянных во время Сталинградской битвы? Около четырёх лет тому назад в моей жизни почти случайно появился «Наш босоногий гарнизон». Вместе с другими книгами В.Н. Дроботова в школьной библиотеке взяла книгу «Босоногий гарнизон» (документальная повесть). Ко мне домой часто в гости прибегали мальчишки чуть более 1 0лет, два дружка Дениска и Игорь. Однажды дала им книги о детях войны и предложила: «Прочитайте, а потом пойдите в детсад, где Денискин младший братик Ярослав, и расскажите сами о детях, которые защищали Родину». Ребята согласились. Прошло время. «Не давайте мне больше таких книг!» - категорично сказал мне Дениска. «Почему?» - удивилась я. «А я плакал», - просто и честно ответил мне мой самый любимый друг. После его ухода я залпом прочитала эту книгу. Когда пришёл Дениска, этот современный мальчишка-сорванец 11 лет, я ему сказала: «Денисыч, ты правильно плакал. Есть святые слёзы памяти, и их не стесняются даже ветераны-солдаты».

… Главе администрации Ляпичева Виктору Ивановичу Гегину просто показала своих «богатырей» и объяснила цель приезда. Он очень занятой человек, но моментально для нас нашел автобус, горючее, а самое главное – пригласил Церковникова. Пришёл к нам полноватый седой и очень добрый человек…

… На взгорке стоит памятник на месте расстрела детей 7 ноября 1942 год. Да, это место, где не надо слов. Здесь надо стоять и думать самому. Прав Юрий Михайлович Беледин, написавший: «Памятники не снимают, а ставят вопросы. Об эпохе и отдельной взятой судьбе. Ответы каждый формулирует без свидетелей».

… А еще один Мужчина незримо здесь с нами. Ещё в 1982 году брали обязательство открыть здесь памятник. Это благое дело сделал Юрий Владимирович Сударев со своими друзьями в дни празднования 60-летия со дня разгрома немецко-фашистких войск под Сталинградом. 30 января 2003 года в 11 часов дня был торжественно открыт обелиск погибшим участникам «босоногого гарнизона». Юрий Владимирович приезжает вместе со своим сыном, с друзьями и их детьми к святому месту в донской степи. 9 мая 2005 года мы с ним встретились лично у обелиска детям. День 60-летия Победы в Великой Отечественной войне мы с ним встречали в его родном Ляпичеве. Меня теперь туда тянет «наш босоногий гарнизон». Судьба подарила мне знакомство с очень интересным человеком. Гусевым Виталием Александровичем. Он серьёзно занимается родословной казачьих семёй, и он же мне рассказал о тех семерых ребятах, которые не были расстреляны в 1942 году. Адреса, данные Гусевым, перепроверила и нашла, что трое уже умерли, а вот четверо из тех ребят живы. Один из них – Церковников Максим Фёдорович всю жизнь живёт на месте событий. Двое – Силкин Пётр Михайлович и Семёнов Анатолий Григорьевич – живут в Калаче - на - Дону. А Жирков (это фамилия по отцу), он же Головлёв Филипп Григорьевич, - в Волгограде. Сам Бог велел найти его и встретиться…

Источник: «Память и боль людская» Волгоград 2007 стр. 109 – 120.

Часть 1 / Часть 2 / Часть 3 /

-----------------------------------------------------------
Персональный компьютер; Подарок женщине, Шарф подарок, Шарф как украшение; Эпиляторы,бритвы для тела; Обучение танцам в стиле Hip-hop; О биосфере и природопользовании; Контроль качества бетонной смеси, Асфальтобетон, Виды строительных растворов ;